вторник, 29 декабря 2015 г.

Пожалуйста

Мне нужно чудо.
Самое невероятное, фантастическое, во всём белом свете небывалое, просто физически невозможное, космическими силами вселенной посланное, непонятно какими богами созданное, волшебными палочками наколдованное чудеснейшее из чудес.
Одно единственное, маленькое чудо специально для меня!
В этот новый год.

"Верьте, девочки, счастье сбудется"...

вторник, 22 декабря 2015 г.

Кошмары снятся



Я просыпаюсь среди ночи, а ты лежишь рядом на диване с открытыми глазами. Я рассказываю, о том, какой дурацкий у меня был день, постепенно отходя ото сна и осознавая себя в реальности. Мы смеёмся.
В какой-то момент твоё лицо оказывается совсем рядом с моим. Я вижу твои глаза, я чувствую, как твой нос касается моего. Здесь ужасно тихо. 
И, когда ты спрашиваешь: "Ты мне доверяешь"? я чувствую твоё дыхание на своих губах. 
Я отвечаю: "Нет". и это единственное слово разрезает электричество в воздухе, бьёт меня током и заставляет умирать от боли в груди. Я понимаю всё, что можно понять о тебе.

Ты целуешь меня. 

А мне только больно и тяжело и больно. Я не понимаю ничего про саму себя, даже в этот момент. 

воскресенье, 20 декабря 2015 г.

Я, побывавший там, где вы не бывали,
я, повидавший то, чего вы не видали,
я, уже там стоявший одной ногою,
я говорю вам - жизнь все равно прекрасна.

Да, говорю я, жизнь все равно прекрасна,
даже когда трудна и когда опасна,
даже когда несносна, почти ужасна -
жизнь, говорю я, жизнь все равно прекрасна.

Вот оглянусь назад - далека дорога.
Вот погляжу вперед - впереди немного.
Что же там позади? Города и страны.
Женщины были - Жанны, Марии, Анны.

Дружба была и верность. Вражда и злоба.
Комья земли стучали о крышку гроба.
Старец Харон над темною той рекою
ласково так помахивал мне рукою -
дескать, иди сюда, ничего не бойся,
вот, дескать, лодочка, сядем, мол, да поедем...

Как я цеплялся жадно за каждый кустик!
Как я ногтями в землю впивался эту!
Нет, повторял в беспамятстве, не поеду!
Здесь, говорил я, здесь хочу оставаться!

Ниточка жизни. Шарик, непрочно свитый.
Зыбкий туман надежды. Дымок соблазна.
Штопанный-перештопанный, мятый, битый,
жизнь, говорю я, жизнь все равно прекрасна.

Да, говорю, прекрасна и бесподобна,
как там ни своевольна и ни строптива,
ибо, к тому же, знаю весьма подробно,
что собой представляет альтернатива...

Робкая речь ручья. Перезвон капели.
Мартовской брагой дышат ручные броды.
Лопнула почка. Птицы в лесу запели.
Вечный и мудрый круговорот природы.

Небо багрово-красно перед восходом.
Лес опустел. Морозно вокруг и ясно.
Здравствуй, мой друг воробушек, с новым годом!
Холодно, братец, а все равно - прекрасно!

среда, 2 декабря 2015 г.

Так многооооооо!





Ты ищешь любовь, однако находишь друзей.
Ты строишь планы, а выходят приключения.
Ты теряешь людей, но укрепляешь отношения в семье.

Ты весь такой замороченный в этом своём большом городе, серьёзных убеждениях, молочном тумане и сером дыму великой российской промышленности.
Тебе кажется, что у тебя нет ничего, но в эту секунду - ты на вершине мира. Ты - Царь и Бог. Ты просто человек. Так много в обыденности маленького слова.

Я думаю, что вещи влияют на нас в той степени, в которой мы им позволяем. Я думаю, мы можем выбрать сами: быть рабами или друзьями собственной судьбы. Дружба, это ведь тоже такой сорт подчинения, но дело в отправных точках.
Сегодня я выбираю конструктивизм, я меняю вещи под себя. И, если я считаю себя свободным, а не одиноким, счастливым, а не чокнутым, сильным, а не самовлюблённым, то значит, вся моя жизнь - великий дар и гордость.


А ещё мне кажется, что любовь - это счастье, даже, когда через боль. И я вам сочувствую.

среда, 18 ноября 2015 г.

Разлука



Есть люди, присужденные к скитаньям,
Где б ни был я,— я всем чужой, всегда.
Я предан переменчивым мечтаньям,
Подвижным, как текучая вода.

Передо мной мелькают города,
Деревни, села, с их глухим страданьем.
Но никогда, о, сердце, никогда
С своим я не встречался ожиданьем.

Разлука! След чужого корабля!
Порыв волны — к другой волне, несхожей.
Да, я бродяга, топчущий поля.

Уставши повторять одно и то же,
Я падаю на землю. Плачу. Боже!
Никто меня не любит, как земля!

(К.Д. Бальмонт)

среда, 11 ноября 2015 г.



Я так сильно была занята тем, что люди говорят мне, делают для меня, чувствуют ко мне, что на самих людей не осталось времени.

Человек причинил тебе боль? Это плохой человек.
Человек не проявил инициативу в общении с тобой? .Очень странный человек попался.
Человек не доверяет тебе на столько, на сколько ему доверяешь ты? Нам такой человек не нужен.
И так далее и по той же проторенной дорожке.

Конечно я два года не могу понять то ли я встретила любовь всей своей жизни, то ли я свободна как ветер в поле. Я же не знаю, кто этот человек рядом. Я знаю только свои ощущения рядом с ним.

Разумеется у меня нет друзей, которых бы я выбрала сама. Я ведь говорю всю жизнь нет тем, кто кажется мне неприятным (что в основном происходит, потому что мне кажется, что я кажусь этим людям неприятной).

Эгоцентрист. Инфант. Умные слова, которыми нынче называют говнюков.
Посмотри внимательно на тех, кто рядом. Ты знаешь этих людей?
Чтобы заинтересовать кого-то, нужно спрашивать про НЕГО.

вторник, 10 ноября 2015 г.

Д О Б Р О

Все какие-то злые вокруг. Много агрессии в словах, в движениях, в мимике и жестах, а уж сколько её тогда получается в мыслях, страшно представить.

Вам мешает чужое счастье?
Вам есть какое-то дело до чужого выбора?
Вы уверенны, что открыли истину в последней инстанции, и все вокруг должны вверить вам в руки свои жизни, дабы быть переделанными под ваш образец?
Вы ресурсы свей жизни уже исчерпали окончательно, чтобы чужой пытаться жить?

Не будьте же такими жопами! У многих из вас есть всё. Оставьте людей в покое.


воскресенье, 18 октября 2015 г.

Oxxxymiron – Неваляшка



Из точки А в точку Б вышел юноша бледный со взором горящим. 
По дороге слегка располнел, пропил доспехи, женился на прачке. 
Таков каждый второй тут, их рой тут, отряд не заметит потери бойца.
А я жизни учился у мертвых, как принц датский у тени отца. 
Говорят, стать толерантным надо, соблюдать меморандум, дабы 
Знать все рамки и табель о рангах, а назад бумерангом не надо - рано. 
Мир все тот же, но кроме того, что ты винишь подошвы и сходишь с дистанции, 
Это сомнения вошь лезет под кожу сквозь прорези в панцире, 
Мол, ты же вроде делаешь деньги? Что же другие втирают их в десна? 
И вокруг только тернии, тернии, тернии, блять, когда уже звезды? 
Напролом, как обычно, через бурелом и колючки лесов пограничных. 
У кого-то к успеху есть ключ, но у кого-то есть лом и отмычка. 
Дым, позабытые лица в подъезде, быть своим тут удивительно прост. 
Только все не сидится на месте, будто гиперактивным подросткам. 
Так что к черту жалеть себя, меньше никчемных рефлексий и больше рефлексов 
Когда ставится четкая цель, то пустые скитания становятся квестом 


Что ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка. 

Наш творец то ли хлопал ушами, то ли толком не шарил. 
И мы родились не в тот век, в холодной державе, не на том полушарии. 
Помним каждое слово, знатоки того, за что не светят хрустальные совы. 
Тут важно учиться терпеть и не ссать - санитарная зона. 
Говорят, что смирение - благо, я пропал бы, наверное, на год. 
Так надолго, если б не толпы, что напишут на меня заявление в Гаагу. 
Мир все тот же, но кроме того, что ты почти сдаешься и клонит на дно, 
Но ведь то и оно, говорят, что не тонет говно. 
А ты хоть полумертвый, ты помнишь: на том берегу - золотое руно, и да, одно это стоит того. 
Тут все иносказательно, но я в душе не ебу как другим рассказать это. 
Напролом, как обычно, только уже без неразлучных и без закадычных. 
Зуботычины даже сподручны, ведь больше не нужно быть чем-то в кавычках. 
Тут свободное плавание. Ты доплыл, и всего-то пята кровоточит. 
Тут повсюду подводные камни, но я слышал, вода камень точит. 
Так что к черту жалеть себя, к черту рефлексии, все поменяется быстро. 
Пока кто-то спасается бегством, откуда-то вдруг появляется трикстер. 

И ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка. 

Ты однажды проснешься, и поймешь: это просто кончается детство. 
Позади переезды и версты, перекрестки, перелески. 
Сколько лет я проходил переростком, сколько ныл, сколько верил химерам. 
Потом был пир во время чумы, а у нас была любовь во время холеры. 
Будь что будет! Кучка судеб тех, кто ведомы не тем же, чем Скрудж. 
И ведь это не то, что везде - скучный студень, тут мой путь, я на нем вьючный мул, 
И мне дела нет, что жужжит ушлый трутень, мы так быстро взбирались, потом быстро срывались, 
Но тут либо вверх по отвесной стене, либо вниз по спирали. 

И ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка.

пятница, 16 октября 2015 г.

Всё теперь пойдёт как надо.



А всё, что мне осталось - одна маленькая фотография с первого вечера.
Не держи на меня зла за то, что я сгоряча тебе кинула в лицо то, чем ты меня сам и обижал прежде.
Люди малодушны, и я вместе с ними. Такая же вредная как те девушки, которых ты при мне попрекал. Такая же глупая как те ребята, с которыми ты старался не общаться. Такая же принципиальная, каким ты старался казаться. Такая же искренняя как всё то, чего ты стыдишься в себе.
Ты не можешь меня простить, потому что утверждаешь, что тебя это вообще не волнует, рассказывая в очередной раз эту историю своему другу.
Но это всё ничего. Я себя простила зато.

Ну может, не совсем так, но я определённо где-то около того, чтобы не чувствовать вину.

суббота, 3 октября 2015 г.

А как люди искупают грехи?




Кому-то, можно подумать, нужны твои "прости".
Где-то на земле, можно подумать, существует прощение.
Они все хотят, чтобы ты никогда не ошибался, да и ты требовал от них того же.

А справедливость, она где?
А новое начало, это у нас когда?
А себя простить, это надо самому или попросить кого-то?

Мама с папой заботливо красными нитками пришли к тебе намертво совесть, и с тех пор ты тащишься по жизни как утопленник с камнем на шее.

Я даже не сделала ничего плохого.

суббота, 26 сентября 2015 г.




"Мы такие.
Вы другие.
Вот и всё.
Идите на хер".

воскресенье, 13 сентября 2015 г.

Твои. Мои. Наши.



Моя жизнь сводится к простому гедонизму, и это прекрасно. Для меня. Но ведь жизнь, это о том, чтобы взаимодействовать с кем-то еще. Достаточно ли просто быть счастливым? Что ты сделал? Как это оценить?

Я довольно длительный промежуток времени думала, что не хочу детей. Мне нужна была какая-то причина. Когда ты спрашиваешь об этом кого-то, они говорят: да, когда-нибудь. Когда ты спрашиваешь: зачем? Они говорят: просто хочу. Хочу быть родителем. Хочу воспитывать. Хочу, чтобы меня бескорыстно любили, и любить самому.
А вот у меня нет этого простого "хочу".
Родить для себя. Высшая степень эгоизма.
Они говорят о детях, как о домашних животных, вещах, хобби, приятных впечатлениях, способах развлечься, отвлечься, скоротать время.
Я говорю о детях, как о взрослых в которых они потом вырастут. Которые будут страдать, терять, ненавидеть, бороться, искать смысл.

Моя жизнь сводится к простому гедонизму. Мои дети, у меня нет для вас ни одного ответа.
Следуя моей нынешней жизненной философии (которую я сама уже сейчас считаю неверной и стремлюсь найти ей замену), я могу родить кого-то просто, чтобы он что-нибудь полюбил, и это прекрасно. Для него. Но ведь жизнь, это о том, чтобы взаимодействовать с кем-то еще. Достаточно ли просто быть счастливым? Я не знаю, что тебе сделать. Я не знаю, как это оценить.


Я каждый раз сгораю от желания ударить по лицу того, кто просто "хочет". Это блин живой человек!

понедельник, 7 сентября 2015 г.

Оскар Уайльд

Chanson

Тебе в подарок - голубки,
И перстень золотой,
А мне верёвка из пеньки, 
И дуб в тени густой.

Тебе – Слоновой кости Дом,
Из белых роз покров,
А мне – кровать узка, и сном
Вершит болиголов!

Тебе - роз алых нежный приз,
Душистый мирт, жасмин,
Мне - рута, стройный кипарис,
Прекрасный розмарин. 

Мужчины льнут к твоей руке,
Мертвец – среди травы,
А мне ты лилии в песке
Взрасти у головы. 


Chanson (Author: Oscar Wilde)

A ring of gold and a milk-white dove 
Are goodly gifts for thee, 
And a hempen rope for your own love 
To hang upon a tree. 

For you a House of Ivory 
(Roses are white in the rose-bower)! 
A narrow bed for me to lie 
(White, O white, is the hemlock flower)! 

Myrtle and jessamine for you 
(O the red rose is fair to see)! 
For me the cypress and the rue 
(Fairest of all is rosemary)! 

For you three lovers of your hand 
(Green grass where a man lies dead)! 
For me three paces on the sand 
(Plant lilies at my head)! 
1. Полюби кого-то.
2. Будь рядом.
3. Если тебя попросят уйти, будь рядом, но незаметно.

Я никого не люблю.

пятница, 4 сентября 2015 г.



Я больше не могу пережёвывть свой мозг, гонять мысли по черепу из угла в угол и делать выводы.

Я доверяю всем без разбора, я люблю всех и сразу.
 Новые люди, старые люди.
Большие города и маленькие, и очень маленькие. Горы и моря, реки и асфальтированные улочки, старые парки и новые аллеи. Лежать на газоне и смотреть на звёзды, купаться в фонтане с маленькими детьми. Пить вино из бутылки в поезде, из пластикового стаканчика во дворе, из стекла в баре. Иметь очень много денег, а потом не иметь совсем. Есть морепродукты и свежие фрукты, а потом кашу с хлебом. Позволить кому-то заплатить за такси, взять тебя за руку, понести твои вещи. Нести всё самой и изнывать от усталости, нести всё самой и петь от радости и предвкушения. Идти по дороге, лезть в горы, плыть за буйки, ехать на поезде, ехать на автобусе, ехать на трамвае, бежать.

Я не хочу держаться, я не хочу осесть, я не хочу иметь корней.

Всякий, кто предал меня и причинил боль -  будь моим другом.
Всякий, кто не бросил и дослушал - будь моим другом.
Всякий, от кого меня тошнит и хочется ударить по лицу - будь моим другом.
Всякий, с кем меня бросает в жар - будь моим другом.
Всякий, кто что-то взял или дал - будь моим другом.
Оставайся или уходи - будь моим другом.

Мне всё равно.
Мне всё равно.

Я нигде, и я везде. Мне не страшно, я есть страх. Я не знаю, как жить дальше, я - жизнь. Я люблю тебя, я люблю его, я люблю себя, мой бывший дом и семью.

Я никому себя не отдаю, но я впускаю всех.

Я люблю Ваниных родителей и его тощего брата. Валентину Петровну и её мужа-тирана. Люблю Данила в сланцах в баре и малолетнего Антощенко. Я люблю того мерзкого мужика, который клеил Лену по дороге из Сочи, и Лену. Люблю Женю и как мы потеряли мои туфли. Люблю Сашу, просто за то что он заставлял меня улыбаться пустоте, пока я бегу на электричку. Люблю Диму за то, что он показал, как больно может ранить искренняя привязанность. Люблю Юлю и её танец Богини Красоты. Василя и Евгена, которые пили водку кружками, не закусывая и кормили конфетами. Ещё я люблю своего будущего мужа и нерожденных пока детей. Люблю своего брата, которому катастрофически не везёт. Люблю, когда страшно только мне, и мне стыдно признаться, и я делаю через не могу ещё и не визжу при этом. Люблю Чегет! Люблю Эльбрус и Кабарду в целом. Я люблю арбуз и ванины мерзкие спагетти. Люблю, как Маша вместо того, чтобы спросить, как у меня дела, пишет какие-то странные вопросы в духе "ты жива?". Я люблю, как ты меня обидел, и я потом четыре часа говорила об этом Ульяне, размахивая руками. Я люблю то, как фальшиво ты любила его. Люблю жрать омлет четыре дня подряд, и то, что Лена мыла за мной. Домашнее вино в Ейске люблю. Люблю Лыхны. Люблю то, что мне 20 лет. Как мама ругается, что у меня нет работы люблю. Люблю то, что я свободна от романтических отношений. Люблю весить тонну и постоянно пытаться похудеть.

Ты всё равно умрёшь, что бы это не значило. Сделай что-то, люби что-то, почувствуй что-то.

чувствуй что-то, это жизнь.

среда, 5 августа 2015 г.

Обмани себя



Честно говоря, не очень понимаю, как это работает.
Мне казалось, что без чувств и искренней привязанности физическое тепло ничего не значит, точнее, что его в принципе быть не может. А потом мне стало казаться, что это не так, и у меня вроде как была парочка примеров из личного опыта, где мы ограничивались касанием. Но сейчас, сейчас мне кажется, что моё первое предположение было верно, но оно не учитывало потрясающую возможность человеческого мозга обманывать самого себя. И мы видим то, что хотим. Мы видим то, что нам нужно.
И если ты чувствуешь жар, ты можешь заставить самого себя поверить в существование огня.
Я думаю, что не знать - это нормально, и я даже думаю, что не хотеть знать - нормально тоже.
Заставить себя поверить в то, что нельзя проверить, чтобы быть счастливым в неведении. Религия это самообман?
А что плохого в том, от чего никому не плохо?

Только твоя вера должна быть сильна, потому что в какой-то момент найдётся тот, кто попытается открыть тебе глаза. Он потребует от тебя доказательств, и ты не сможешь на это смотреть. Ты вспомнишь, что на самом деле, огонь там нарисован, а под краской только желание найти покой. Ты из чувственного опыта, когда-то создал мысль, которую потом уже превратил в чувство. И если твоя вера не достаточно сильна, чтобы всегда видеть огонь вместо краски и даже чувствовать настоящий жар, то ты не сможешь соврать себе снова.
Вера это до тех пор, пока тебе не нужна сама идея доказательства.
Самообман не для слабаков.

среда, 29 июля 2015 г.



В конце концов, сказала мама, главное в любых отношениях это...
Подчиняться? прервала я и рассмеялась.
Подчиняться, улыбнувшись повторила за мной она.

Когда-нибудь я настолько устану от себя, от своих кривеньких ручек, которыми я делаю себе такую же неловенькую жизнь, от свободы, от независимости, от всего того, что вызывает во мне неописуемый дикий восторг сейчас.
Когда я устану, я смогу подчиняться. Я даже сделаю это с превеликим удовольствием, отдам себя в руки какому-то другому человеку и перестану стыдиться слабости.
Тогда и замуж можно.

понедельник, 27 июля 2015 г.

Важные вещи



Пять утра, и я просто не могу уснуть, потому что я не могу заставить себя перестать думать обо всей этой фигне, которая происходит в моей жизни. Точнее, эта фигня и есть моя жизнь, что, кстати, отдельный повод для размышлений.

Если исходить из положения о том, что жизнь происходит здесь и сейчас, что каждый миг нужно ценить, потому что это и есть тот путь, который ты призван пройти, то Внимание: неважных вещей нет(!)

90% времени я успокаиваю себя тем, что я о чём-то, что сейчас занимает всецело мой разум, даже не вспомню через пару месяцев или как минимум посмеюсь. Мне казалось, что таким образом я делаю вещи неважными, что делает их легкопереносимыми. Но дело не в трезвой памяти.
Знаешь, что мышцы помнят то, чего мозг не помнит. Тебе кажется, что этого нигде нет в твоём теле, но оно здесь, если ты однажды это пережил. Под кожей, на стеночках кровеносных сосудов, на радужке глаза, под ногтями, в уголках губ, с обратной стороны коленной чашечки. Оно всё целиком, всё сколько ты успел осознать и даже то, на что не хватило ни образов, ни эмоционального диапазона.

Важные вещи делают тебя тобой и помогают сделать выбор на следующем перекрёстке "всей этой фигни". Но знаешь, что делают неважные вещи? Они помогают тебе выбрать, какие вещи ты назовёшь важными, чтобы выбрать что-то ещё.

Ты, главное, не переставай выбирать и делать.



среда, 22 июля 2015 г.

Это унизительно, и я так не хочу.

понедельник, 13 июля 2015 г.

Мои студенческие годы

Последние три месяца были такие, какими должна в моём представлении быть молодость. Мы всё время куда-то шли, мы всё время что-то пили, мы кричали, мы пели, мы танцевали.



Мы ехали на последнем автобусе в макдак за мороженкой, подпевая Лолите по радио, будучи единственными пассажирами.
Мы шлялись по барам среди недели, а потом бегали по кузнецкому мосту, красной и через всю пятницкую, а какие-то люди с нами сфотографировались на телефон, и хорошо.
Мы сделали мне палку для битья людей, а потом ещё одну, и их обе выкинули в окно парни, которых я ударила. Простите.
Мы выходили подышать в час ночи, когда учёба сжирала остатки мозгов, и у Вани жопа в качели детской застряла.
Мы встречали рассветы, боже, какие прекрасные рассветы в Дубках на 11 этаже, и на фото ничерта непонятно, но в голове оно до сих пор такое розовое это небо и перистые облака.
Мы звали халяву, просто так иногда орали с балкона, или не с балкона, вообще много орали и пели.
Мы лежали под кроватью, вроде как спрятались, но ржали так громко, что нас нашёл бы даже слепой.
Мы танцевали и просто скакали на месте, когда голова переставала контролировать.
Мы почему-то вышли на пять минут, а ушли на два часа за шаурмой в какой-то непонятный лес, а обратно пришлось лезть через забор.
Мы очень много обнимались.
Мы ехали на велосипедах долго и больно, но ради тех 20 минут неподалёку от москвы-сити, где с горки ты просто летишь, не трогая педали, и орёшь песни Стрыкало и про ОГОНЬ, я бы наверно, прошла через этот ад снова.
Мы в пять утра у тебя читали книжки, каждый свою, а тебе не хотелось, потому что тебе по учёбе, и ты всё время меня трогал, а я пугалась и сама над собой смеялась.
Мы совсем не обижались и не ругались, потому что слишком хочется любить и дружить, и быть хорошим, потому что молодой.
Мы друг друга слушали и всей душой переживали, и когда кто-то плакал, ты тоже со слезами на глазах сидел, потому что так обидно, что кому-то такому хорошему может быть так больно.
Мы всё время такие: пить много не будем, а потом шли, друг за дружку держась, и непонятно, кто кого несёт, а потом Лёша меня за руки хватал в метро, чтобы я к нему домой ехала, а мне в общагу, и я так смеялась, потому что круто, когда вы с братом друзья.

И там ещё так много всего, как Байбуза наорала на всех в учебной части, что они моё заявление потеряли, хотя то я его сама не сдала во время. Как мы с Ваней по Москве шлялись. Как Саша сказал, что нам от ментов придётся убегать. Как Лёша над официантом в СПБ издевался. Как мы в кино рыдали над детским мультиком, потому что очень любишь дом. Как я в пододияльнике бегала по комнате. Как Саша пьяный в три часа ночи припёрся остаться на ночь, а я так ненавидела всех мужчин на земле в тот момент, что я думала убью его точно. Как нас с Настей в бар не пустили, потому что с 21 года, и мы напились в бургер кинге, и я в кресле лежала с задранными ногами. Как я на Никиту наорала за то, что он геев за людей не считает, а он потом извинялся и сказал, что всё понял. Как мы с Димой три часа ругались в контакте, и я чуть телефон в окно не выкинула прямо на паре. Как мы с Алесей насинячились, и она в старбаксе учила мужика пользоваться мускатным орёхом, а я ржала. Как я в универ пришла в платье на левую сторону, а мне никто не сказал. Как я однажды на пары не поехала, потому что на метро деньги не кинула, а очередь была такая большая, что я всё равно бы опоздала. Как с Сашей первый раз ходили гулять, а потом я вернулась и ещё полчаса в коридоре на полу сидела, потому что мне было слишком грустно, что он ушёл, а девочки вокруг тебя такие: Ну что? Что? Целовались? Как тверкали. Как ждали с Ксюшей, чтобы фалафель открылся, а она потом его доесть не смогла. Как с Настей орали Земфиру, Зверей, Сплин, Бутусова, а у стакана дно отвалилось и всё было в клубничном соке. Сегодня понедельник *** ты дура. Как мы в сток ездили искать дешёвые шмотки, и я набрала столько, что у меня руки отвалились, а Алеся купила мужской свитер в итоге. Как мы с Богдановой думали себя в жертву принести перед админом, потому что реально шаснов никаких не было то дерьмо сдать. Как Байбуза на нас с Леной наругалась, что мы ей мешаем готовиться, а потом мы втроём пели песни на диване на четвёртом, потому что в голову уже ничего не лезло, а экзамен через час. Как Настя кричала, что "главное вовремя вступить". Как на смотровой в детском мире, мы решили, что я похожа на плюшевую овцу, которую потом назвали Мариной вообще-то.

Это ведь только малая часть. Это только последние три месяца в Москве.
Так что не говори мне, что в этом году ничего интересного не произошло. ВТОРОЙ КУРС БЫЛ ОТЛИЧНЫЙ.

четверг, 9 июля 2015 г.

Давай что-нибудь построим, потом что-нибудь разрушим.





Чувствую острую потребность написать что-нибудь, но не знаю что.

У меня есть предчувствие, что этим летом должно что-то произойти, мне кажется, это зрело уже очень долго, и оно должно родиться именно в эти летние месяца, наполненные пустотой, специально, чтобы оно могло жить.
С другой стороны, немаловероятно (шутка для знатоков), что эта пустота настолько сильно тяготит меня, что это никакое не предчувствие, это я просто ощущаю острую потребность в хоть каких-нибудь событиях. 
Все мы видим то, что хотим видеть. 

Здесь скучно как на лекциях по отечественной истории на первом курсе и одиноко как в пустыне (наверно всегда, потому что в пустыне я не была, но пустыня ведь от слова пусто, так что этим и ограничимся). И это отсутствие хоть чего-нибудь, это всепоглощающее, ужасающее н и ч е г о сжигает меня изнутри, настолько сильно, что я готова создать новые воспоминания сама. 

И вот сейчас, прежде чем я в который раз уже всё опять сама, своими собственными руками всё испорчу, я бы хотела просто получить ещё один знак от вселенной, который подтолкнул бы меня это сделать. Если вы внимательно читали, то ясно, что я даже уже и сама понимаю, что знак этот будет никакой не знак, а просто ничего не значащий глюк во вселенском замысле, который я смогу истолковать так, как мне удобно, чтобы решиться на то, что хочу сделать. 

Но кому какое в конце концов дело?
Мы просто что-то делаем или не делаем, но это в любом случае выбор, определяющий что-то в нашей жизни.

p.s.Если любишь, говори сразу. А то может быть очень поздно! А может и не быть! А может и быть, но не очень поздно! А бывает, что даже рановато!

p.s.№2: да, да, да, похоже на бред, к тому же написано неаккуратно, зато прям от души!

воскресенье, 5 июля 2015 г.

Да сними ты свои носки уже.



Если очень долго быть одному.
Если очень долго держать себя в руках.
Если очень долго думать и не находить ответов.
Если очень устать от того, что правильные поступки не приносят счастья.
Если было больно.
Если некуда больше идти.
Если пить, пока не перестанешь быть на земле.

Можно просто себя отдать в руки чужого человека, чтобы немножко стало легче, настолько легко, что тебя совсем нет. Можно позволить тогда всё, что угодно, потому что ты никто. Можно рассказать всё до конца, потому что зачем оставлять это себе? Можно доверять. Можно смеяться. Можно быть живым и мёртвым одновременно.

Только новый день всё равно придёт, и тебе придётся вернуться в своё тело.
И жить.

пятница, 26 июня 2015 г.

Плохие времена бывают у всех.
Мои плохие времена внутри, поэтому так долго не проходят.

воскресенье, 21 июня 2015 г.



When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

And I can be proud that I'm his girl
'Cause I know that I'm good all by myself
See I don't need his love
I really want him, right

And he can feel good that he's my guy
'Cause he knows
It don't mean that he's just mine
I don't wanna own him, or control him
I just want our souls to be aligned

So,
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
He picked up for a walk around,
He's gonna put that down again

I'm the one he loves & trusts
He goes out on the town
I don't get jealous
It's all about affection
Not possession with us

And I do exactly what I want
When I'm with him,
And when I'm not
It's not a maneuvering
Just to deal with

What we've got

So, If you love someone
Let them be free
I know I don't want no one suffocating me.

Don't settle for ownership
Make it deep
If you love some one
You should feel good
To let them breathe


So,
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around
I'm his
When you see me walking around
I'm his
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl
я та девушка, которая нравится его друзьям, больше чем ему самому.

четверг, 18 июня 2015 г.

Твоя жизнь уже вот здесь. И она всегда тут была.


Я ни о чём не жалею, потому что всё, что я делала и говорила было правдой.
Да, иногда это бывало совсем несвоевременно, мы все боимся показать свою слабость, но я преодолеваю это каждый раз, потому что страх - последняя вещь на земле, за которую стоило бы держаться.
Я часто говорю, что чего-то не могу и не знаю, но делаю, потому что, если ты чувствуешь, как правильно, но продолжаешь ничего не предпринимать, ты не достоин не то что счастья, ты не достоин дара чувствовать в принципе.
То что делает тебя человеком, то, что мы называем жизнью, то, за что мы эту жизнь отдаём.
Чем ты наполняешь пространство внутри себя? Кому ты отдаёшь то, чего в тебе бывает так много, что хочется кричать?

Мы лукавим и врём, боясь быть отвернутыми, просто не принятыми до конца. Мы лукавим и врём, боясь причинить боль кому-то, кто не виноват в том, что будет отвергнут или просто не принят до конца. Мы лукавим и врём ради простоты.
Простота не приносит удовлетворения, насыщения, смысла, спокойствия, счастья, ничего, что должно быть в твоей жизни или в жизни тех, для кого ты это делаешь.

Чтобы взобраться на гору, нужно воткнуть ботинок в грязь. Обопрись и оттолкнись. Ставя точки, заколачивая гвозди в чужие гробы, всего лишь делая шаг, тебе нужна основа.

Этот конец - твой новый старт, и он должен быть твёрдым, если ты не хочешь упасть на дно снова. Разрушай и строй. 

вторник, 16 июня 2015 г.

Думаю думки, а ты пьёшь, а ещё сейчас сессия, июнь, и я so fucking sad



Это нечестно!
нечестно нечестно нечестно нечестно нечестно нечестно

Я говорю себе: хорошо, давай закончим сейчас. Я собираю всё какое у меня только есть самообладание, гордость, обиду, чтобы начать делать вид, что тебя нет. И тебе даже не нужно на это смотреть. Я уже, вот, вот, сейчас, ухожу, и через месяц, два, три, в общем, довольно скоро, всё будет у нас хорошо.

И ты согласен, потому что ты уже ушёл.

А потом не согласен. Но вроде не совсем.
Нельзя уйти, но не совсем.
Это что?


И ты блин теперь везде. Всё, что есть в моей голове, это всё про тебя.
А ты даже не знаешь, что тебе надо.

Ну вот, что тебе надо?


Лучше беги, потому что я тебя сожру.

суббота, 13 июня 2015 г.

Грозовой перевал

На взморье, где я проводил жаркий месяц,  судьба  свела  меня  с  самым
очаровательным созданием - с девицей, которая была в моих глазах  истинной
богиней, пока не обращала на меня никакого внимания. Я "не позволял  своей
любви высказаться вслух"; однако, если взгляды могут говорить,  и  круглый
дурак догадался бы, что я по уши влюблен. Она меня наконец поняла и  стала
бросать  мне  ответные  взгляды  -  самые  нежные,  какие   только   можно
вообразить. И как же я повел себя дальше? Признаюсь  со  стыдом:  сделался
ледяным и ушел в себя, как улитка  в  раковину;  и  с  каждым  взглядом  я
делался  все  холоднее,  все  больше  сторонился,  пока   наконец   бедная
неискушенная девушка не перестала верить тому, что говорили ей собственные
глаза, и, смущенная, подавленная  своей  воображаемой  ошибкой,  уговорила
маменьку немедленно уехать. Этим странным поворотом  в  своих  чувствах  я
стяжал славу расчетливой бессердечности - сколь незаслуженную, знал лишь я
один.

Они видели небо. Видели вместе. Падали в воду.




Первый день лета. Второй день лета. Третий. Четвёртый. Ещё и ещё. Это не закончится.
Где бы ты хотел оказаться в конце?
Ты бежишь. Ты чувствуешь, как горит земля, за которую ты пытаешься держаться?

Перед моими глазами одна и та же картина, я беру нож для колки льда и бью себя промеж рёбер. Куски кожи вперемежку с плотью. Мясо и кости. Кости и кровь.
Первый раз. Второй раз. Третий. Четвёртый. Ещё и ещё. Это не закончится.
Кем бы ты хотел быть в конце?
Ты кричишь. Ты не чувствуешь боли, не становится легче. С дырой в груди или без. Положи туда что-нибудь съестное, впереди долгий путь.


Это всё, сюжет для кинофильма, дешёвого романа, твои воспоминания.
Первая встреча. Вторая встреча. Третья. Четвёртая. Ещё и ещё. Это не закончится.
Ты часто думаешь о том, что будет в конце?
Ты никого больше не впускаешь. Когда ветер бьёт прямо в лицо, тебе нечем дышать. Казалось бы... это воздух.

Мы разберёмся. Или просто забудем. Где-то ещё. С кем-то ещё. Ещё и ещё. Всё заканчивается.

Я готова.

вторник, 9 июня 2015 г.

Эй, куда, а как же я?




Сначала ты представляешь, как будешь знакомить его с родителями.
А потом это просто странный парень у тебя на кухне, который хочет есть.

Сначала вы спите в обнимку.
А потом ты смотришь в пол, потому что боишься смотреть ему в глаза, и стоишь на расстоянии полутора метров, когда вы прощаетесь.

Сначала вы проводите в компании его друзей кучу времени.
А потом ты даже не можешь найти в себе силы, зайти к ним выпить кружку чая и съесть конфетку, когда кто-то из них тебя приглашает, потому что он тоже скорее всего там.

Сначала он готовится к зачёту, лёжа головой у тебя на коленочках.
А потом ты выбираешь неудобный для себя автобус, лишь бы не ехать с ним вместе.

Сначала всё очень хорошо.
А потом всё плохо.
При чём чем было лучше, тем становится хуже.


p.s: Я столкнулся с непреодолимым желанием потрогать твои волосы.

вторник, 2 июня 2015 г.

понедельник, 1 июня 2015 г.



Я всё порчу.
Прости прости прости прости проси прости прости прости прости прости прости.
Не уходи.

Некрасивые плачущие женщины, кривят рот и цепляются за руки, за ноги, вешаются и молятся о пощаде, молятся на спасителей.
Они хотят сесть на шею, они хотят, чтобы их понесли, они кричат фальцетом, вроде чаек.

Ты не любила меня. Ты хотела знать, как сильно я люблю тебя.

Гранатовый браслет

Мы учились в 10 классе, и Гранатовой браслет Куприна вызвал во мне такую бурю злости и негодования, какую не вызывало ни одно, прочитанное доселе мною произведение. Почему? Все писали финальное сочинение по этой повести, где оплакивали такого несчастного Желткова, воспевая святую его любовь, бранили Веру и неспособность женщин выбирать того, кто жизнь положил во служении им. А я написала пять страниц, где каждая третья строчка заканчивалась словом "ТРУС". Там было много восклицательных знаков, орфографических ошибок, совершенно нечитабельный от гнева почерк, и мне поставили отлично. Почему?
Я утверждала, что это не любовь, это глупость и низость. Что мужчина должен либо добиваться и брать, либо молчать смиренно до последнего вздоха. Желтков сделал Веру несчастной. Он не хотел с ней быть, он хотел страдать. Он не был из реальной жизни, он предпочёл жить в мечтах, где никогда не может быть боли, при этом он бесцеремонно вторгся в жизнь Веры, которая имела смелость быть простым человеком и причинил ей страдания. Разве это любовь? Трус!
Я перечитываю Гранатовый браслет каждые полгода с тех пор, потому что искренне хочу понять. Я хочу тоже поверить, что это мы зовём на Земле любовью, я боюсь в это поверить. Я злюсь, и мне обидно, и это злые слёзы подступают к глазам, и я плачу, как дети, силящиеся противостоять, но осознающие понемногу, что нечем. Но в этот раз иначе, я, кажется, уже дошла до последней ступени, и в следующий раз я приму. Пока не до конца.



"Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это. Сегодня я уезжаю и никогда не вернусь, и ничто Вам обо мне не напомнит.
Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете. Я проверял себя — это не болезнь, не маниакальная идея — это любовь, которою богу было угодно за что-то меня вознаградить.Пусть я был смешон в Ваших глазах и в глазах Вашего брата, Николая Николаевича. Уходя, я в восторге говорю: „Да святится имя Твое“.
Восемь лет тому назад я увидел Вас в цирке в ложе, и тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли…
Подумайте, что мне нужно было делать? Убежать в другой город? Все равно сердце было всегда около Вас, у Ваших ног, каждое мгновение дня заполнено Вами, мыслью о Вас, мечтами о Вас… сладким бредом. Я очень стыжусь и мысленно краснею за мой дурацкий браслет, — ну, что же? — ошибка. Воображаю, какое он впечатление произвел на Ваших гостей.
Через десять минут я уеду, я успею только наклеить марку и опустить письмо в почтовый ящик, чтобы не поручать этого никому другому. Вы это письмо сожгите. Я вот сейчас затопил печку и сжигаю все самое дорогое, что было у меня в жизни: ваш платок, который, я признаюсь, украл. Вы его забыли на стуле на балу в Благородном собрании. Вашу записку, — о, как я ее целовал, — ею Вы запретили мне писать Вам. Программу художественной выставки, которую Вы однажды держали в руке и потом забыли на стуле при выходе… Кончено. Я все отрезал, но все-таки думаю и даже уверен, что Вы обо мне вспомните. Если Вы обо мне вспомните, то… я знаю, что Вы очень музыкальны, я Вас видел чаще всего на бетховенских квартетах, — так вот, если Вы обо мне вспомните, то сыграйте или прикажите сыграть сонату D-dur, № 2, op. 2.
Я не знаю, как мне кончить письмо. От глубины души благодарю Вас за то, что Вы были моей единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью. Дай бог Вам счастья, и пусть ничто временное и житейское не тревожит Вашу прекрасную душу. Целую Ваши руки.
Г. С. Ж.»



Она в конце ему говорит "он меня простил теперь. Все хорошо".
А я знаю, что ты никогда на меня зла не стал бы держать и прощать мне не стал бы, потому что нечего. И Желткову нечего. Он был счастливый человек.
Но что же Вера? Что ей было делать, коли она его никогда не любила?

воскресенье, 31 мая 2015 г.

Самое любимое

если в бархате пёстрого слова найти осла
если девушку без весла заставить плыть
если нити остывшие жизней что ты спасла
разрубить. если красные веки неспящих взрыть

мысли спутаются. паутина летит вспять
гильотина стоит ровно и ты стой.
если знала бы только – где
тебя
взять?
я бы крепко вцепилась, цедя через зубы – «мой».