пятница, 26 июня 2015 г.

Плохие времена бывают у всех.
Мои плохие времена внутри, поэтому так долго не проходят.

воскресенье, 21 июня 2015 г.



When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

And I can be proud that I'm his girl
'Cause I know that I'm good all by myself
See I don't need his love
I really want him, right

And he can feel good that he's my guy
'Cause he knows
It don't mean that he's just mine
I don't wanna own him, or control him
I just want our souls to be aligned

So,
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
He picked up for a walk around,
He's gonna put that down again

I'm the one he loves & trusts
He goes out on the town
I don't get jealous
It's all about affection
Not possession with us

And I do exactly what I want
When I'm with him,
And when I'm not
It's not a maneuvering
Just to deal with

What we've got

So, If you love someone
Let them be free
I know I don't want no one suffocating me.

Don't settle for ownership
Make it deep
If you love some one
You should feel good
To let them breathe


So,
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl

When you see me walking around
I'm his
When you see me walking around
I'm his
When you see me walking around with him
I'm not just another chick
I'm his girl
я та девушка, которая нравится его друзьям, больше чем ему самому.

четверг, 18 июня 2015 г.

Твоя жизнь уже вот здесь. И она всегда тут была.


Я ни о чём не жалею, потому что всё, что я делала и говорила было правдой.
Да, иногда это бывало совсем несвоевременно, мы все боимся показать свою слабость, но я преодолеваю это каждый раз, потому что страх - последняя вещь на земле, за которую стоило бы держаться.
Я часто говорю, что чего-то не могу и не знаю, но делаю, потому что, если ты чувствуешь, как правильно, но продолжаешь ничего не предпринимать, ты не достоин не то что счастья, ты не достоин дара чувствовать в принципе.
То что делает тебя человеком, то, что мы называем жизнью, то, за что мы эту жизнь отдаём.
Чем ты наполняешь пространство внутри себя? Кому ты отдаёшь то, чего в тебе бывает так много, что хочется кричать?

Мы лукавим и врём, боясь быть отвернутыми, просто не принятыми до конца. Мы лукавим и врём, боясь причинить боль кому-то, кто не виноват в том, что будет отвергнут или просто не принят до конца. Мы лукавим и врём ради простоты.
Простота не приносит удовлетворения, насыщения, смысла, спокойствия, счастья, ничего, что должно быть в твоей жизни или в жизни тех, для кого ты это делаешь.

Чтобы взобраться на гору, нужно воткнуть ботинок в грязь. Обопрись и оттолкнись. Ставя точки, заколачивая гвозди в чужие гробы, всего лишь делая шаг, тебе нужна основа.

Этот конец - твой новый старт, и он должен быть твёрдым, если ты не хочешь упасть на дно снова. Разрушай и строй. 

вторник, 16 июня 2015 г.

Думаю думки, а ты пьёшь, а ещё сейчас сессия, июнь, и я so fucking sad



Это нечестно!
нечестно нечестно нечестно нечестно нечестно нечестно

Я говорю себе: хорошо, давай закончим сейчас. Я собираю всё какое у меня только есть самообладание, гордость, обиду, чтобы начать делать вид, что тебя нет. И тебе даже не нужно на это смотреть. Я уже, вот, вот, сейчас, ухожу, и через месяц, два, три, в общем, довольно скоро, всё будет у нас хорошо.

И ты согласен, потому что ты уже ушёл.

А потом не согласен. Но вроде не совсем.
Нельзя уйти, но не совсем.
Это что?


И ты блин теперь везде. Всё, что есть в моей голове, это всё про тебя.
А ты даже не знаешь, что тебе надо.

Ну вот, что тебе надо?


Лучше беги, потому что я тебя сожру.

суббота, 13 июня 2015 г.

Грозовой перевал

На взморье, где я проводил жаркий месяц,  судьба  свела  меня  с  самым
очаровательным созданием - с девицей, которая была в моих глазах  истинной
богиней, пока не обращала на меня никакого внимания. Я "не позволял  своей
любви высказаться вслух"; однако, если взгляды могут говорить,  и  круглый
дурак догадался бы, что я по уши влюблен. Она меня наконец поняла и  стала
бросать  мне  ответные  взгляды  -  самые  нежные,  какие   только   можно
вообразить. И как же я повел себя дальше? Признаюсь  со  стыдом:  сделался
ледяным и ушел в себя, как улитка  в  раковину;  и  с  каждым  взглядом  я
делался  все  холоднее,  все  больше  сторонился,  пока   наконец   бедная
неискушенная девушка не перестала верить тому, что говорили ей собственные
глаза, и, смущенная, подавленная  своей  воображаемой  ошибкой,  уговорила
маменьку немедленно уехать. Этим странным поворотом  в  своих  чувствах  я
стяжал славу расчетливой бессердечности - сколь незаслуженную, знал лишь я
один.

Они видели небо. Видели вместе. Падали в воду.




Первый день лета. Второй день лета. Третий. Четвёртый. Ещё и ещё. Это не закончится.
Где бы ты хотел оказаться в конце?
Ты бежишь. Ты чувствуешь, как горит земля, за которую ты пытаешься держаться?

Перед моими глазами одна и та же картина, я беру нож для колки льда и бью себя промеж рёбер. Куски кожи вперемежку с плотью. Мясо и кости. Кости и кровь.
Первый раз. Второй раз. Третий. Четвёртый. Ещё и ещё. Это не закончится.
Кем бы ты хотел быть в конце?
Ты кричишь. Ты не чувствуешь боли, не становится легче. С дырой в груди или без. Положи туда что-нибудь съестное, впереди долгий путь.


Это всё, сюжет для кинофильма, дешёвого романа, твои воспоминания.
Первая встреча. Вторая встреча. Третья. Четвёртая. Ещё и ещё. Это не закончится.
Ты часто думаешь о том, что будет в конце?
Ты никого больше не впускаешь. Когда ветер бьёт прямо в лицо, тебе нечем дышать. Казалось бы... это воздух.

Мы разберёмся. Или просто забудем. Где-то ещё. С кем-то ещё. Ещё и ещё. Всё заканчивается.

Я готова.

вторник, 9 июня 2015 г.

Эй, куда, а как же я?




Сначала ты представляешь, как будешь знакомить его с родителями.
А потом это просто странный парень у тебя на кухне, который хочет есть.

Сначала вы спите в обнимку.
А потом ты смотришь в пол, потому что боишься смотреть ему в глаза, и стоишь на расстоянии полутора метров, когда вы прощаетесь.

Сначала вы проводите в компании его друзей кучу времени.
А потом ты даже не можешь найти в себе силы, зайти к ним выпить кружку чая и съесть конфетку, когда кто-то из них тебя приглашает, потому что он тоже скорее всего там.

Сначала он готовится к зачёту, лёжа головой у тебя на коленочках.
А потом ты выбираешь неудобный для себя автобус, лишь бы не ехать с ним вместе.

Сначала всё очень хорошо.
А потом всё плохо.
При чём чем было лучше, тем становится хуже.


p.s: Я столкнулся с непреодолимым желанием потрогать твои волосы.

вторник, 2 июня 2015 г.

понедельник, 1 июня 2015 г.



Я всё порчу.
Прости прости прости прости проси прости прости прости прости прости прости.
Не уходи.

Некрасивые плачущие женщины, кривят рот и цепляются за руки, за ноги, вешаются и молятся о пощаде, молятся на спасителей.
Они хотят сесть на шею, они хотят, чтобы их понесли, они кричат фальцетом, вроде чаек.

Ты не любила меня. Ты хотела знать, как сильно я люблю тебя.

Гранатовый браслет

Мы учились в 10 классе, и Гранатовой браслет Куприна вызвал во мне такую бурю злости и негодования, какую не вызывало ни одно, прочитанное доселе мною произведение. Почему? Все писали финальное сочинение по этой повести, где оплакивали такого несчастного Желткова, воспевая святую его любовь, бранили Веру и неспособность женщин выбирать того, кто жизнь положил во служении им. А я написала пять страниц, где каждая третья строчка заканчивалась словом "ТРУС". Там было много восклицательных знаков, орфографических ошибок, совершенно нечитабельный от гнева почерк, и мне поставили отлично. Почему?
Я утверждала, что это не любовь, это глупость и низость. Что мужчина должен либо добиваться и брать, либо молчать смиренно до последнего вздоха. Желтков сделал Веру несчастной. Он не хотел с ней быть, он хотел страдать. Он не был из реальной жизни, он предпочёл жить в мечтах, где никогда не может быть боли, при этом он бесцеремонно вторгся в жизнь Веры, которая имела смелость быть простым человеком и причинил ей страдания. Разве это любовь? Трус!
Я перечитываю Гранатовый браслет каждые полгода с тех пор, потому что искренне хочу понять. Я хочу тоже поверить, что это мы зовём на Земле любовью, я боюсь в это поверить. Я злюсь, и мне обидно, и это злые слёзы подступают к глазам, и я плачу, как дети, силящиеся противостоять, но осознающие понемногу, что нечем. Но в этот раз иначе, я, кажется, уже дошла до последней ступени, и в следующий раз я приму. Пока не до конца.



"Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это. Сегодня я уезжаю и никогда не вернусь, и ничто Вам обо мне не напомнит.
Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете. Я проверял себя — это не болезнь, не маниакальная идея — это любовь, которою богу было угодно за что-то меня вознаградить.Пусть я был смешон в Ваших глазах и в глазах Вашего брата, Николая Николаевича. Уходя, я в восторге говорю: „Да святится имя Твое“.
Восемь лет тому назад я увидел Вас в цирке в ложе, и тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли…
Подумайте, что мне нужно было делать? Убежать в другой город? Все равно сердце было всегда около Вас, у Ваших ног, каждое мгновение дня заполнено Вами, мыслью о Вас, мечтами о Вас… сладким бредом. Я очень стыжусь и мысленно краснею за мой дурацкий браслет, — ну, что же? — ошибка. Воображаю, какое он впечатление произвел на Ваших гостей.
Через десять минут я уеду, я успею только наклеить марку и опустить письмо в почтовый ящик, чтобы не поручать этого никому другому. Вы это письмо сожгите. Я вот сейчас затопил печку и сжигаю все самое дорогое, что было у меня в жизни: ваш платок, который, я признаюсь, украл. Вы его забыли на стуле на балу в Благородном собрании. Вашу записку, — о, как я ее целовал, — ею Вы запретили мне писать Вам. Программу художественной выставки, которую Вы однажды держали в руке и потом забыли на стуле при выходе… Кончено. Я все отрезал, но все-таки думаю и даже уверен, что Вы обо мне вспомните. Если Вы обо мне вспомните, то… я знаю, что Вы очень музыкальны, я Вас видел чаще всего на бетховенских квартетах, — так вот, если Вы обо мне вспомните, то сыграйте или прикажите сыграть сонату D-dur, № 2, op. 2.
Я не знаю, как мне кончить письмо. От глубины души благодарю Вас за то, что Вы были моей единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью. Дай бог Вам счастья, и пусть ничто временное и житейское не тревожит Вашу прекрасную душу. Целую Ваши руки.
Г. С. Ж.»



Она в конце ему говорит "он меня простил теперь. Все хорошо".
А я знаю, что ты никогда на меня зла не стал бы держать и прощать мне не стал бы, потому что нечего. И Желткову нечего. Он был счастливый человек.
Но что же Вера? Что ей было делать, коли она его никогда не любила?