воскресенье, 18 октября 2015 г.

Oxxxymiron – Неваляшка



Из точки А в точку Б вышел юноша бледный со взором горящим. 
По дороге слегка располнел, пропил доспехи, женился на прачке. 
Таков каждый второй тут, их рой тут, отряд не заметит потери бойца.
А я жизни учился у мертвых, как принц датский у тени отца. 
Говорят, стать толерантным надо, соблюдать меморандум, дабы 
Знать все рамки и табель о рангах, а назад бумерангом не надо - рано. 
Мир все тот же, но кроме того, что ты винишь подошвы и сходишь с дистанции, 
Это сомнения вошь лезет под кожу сквозь прорези в панцире, 
Мол, ты же вроде делаешь деньги? Что же другие втирают их в десна? 
И вокруг только тернии, тернии, тернии, блять, когда уже звезды? 
Напролом, как обычно, через бурелом и колючки лесов пограничных. 
У кого-то к успеху есть ключ, но у кого-то есть лом и отмычка. 
Дым, позабытые лица в подъезде, быть своим тут удивительно прост. 
Только все не сидится на месте, будто гиперактивным подросткам. 
Так что к черту жалеть себя, меньше никчемных рефлексий и больше рефлексов 
Когда ставится четкая цель, то пустые скитания становятся квестом 


Что ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка. 

Наш творец то ли хлопал ушами, то ли толком не шарил. 
И мы родились не в тот век, в холодной державе, не на том полушарии. 
Помним каждое слово, знатоки того, за что не светят хрустальные совы. 
Тут важно учиться терпеть и не ссать - санитарная зона. 
Говорят, что смирение - благо, я пропал бы, наверное, на год. 
Так надолго, если б не толпы, что напишут на меня заявление в Гаагу. 
Мир все тот же, но кроме того, что ты почти сдаешься и клонит на дно, 
Но ведь то и оно, говорят, что не тонет говно. 
А ты хоть полумертвый, ты помнишь: на том берегу - золотое руно, и да, одно это стоит того. 
Тут все иносказательно, но я в душе не ебу как другим рассказать это. 
Напролом, как обычно, только уже без неразлучных и без закадычных. 
Зуботычины даже сподручны, ведь больше не нужно быть чем-то в кавычках. 
Тут свободное плавание. Ты доплыл, и всего-то пята кровоточит. 
Тут повсюду подводные камни, но я слышал, вода камень точит. 
Так что к черту жалеть себя, к черту рефлексии, все поменяется быстро. 
Пока кто-то спасается бегством, откуда-то вдруг появляется трикстер. 

И ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка. 

Ты однажды проснешься, и поймешь: это просто кончается детство. 
Позади переезды и версты, перекрестки, перелески. 
Сколько лет я проходил переростком, сколько ныл, сколько верил химерам. 
Потом был пир во время чумы, а у нас была любовь во время холеры. 
Будь что будет! Кучка судеб тех, кто ведомы не тем же, чем Скрудж. 
И ведь это не то, что везде - скучный студень, тут мой путь, я на нем вьючный мул, 
И мне дела нет, что жужжит ушлый трутень, мы так быстро взбирались, потом быстро срывались, 
Но тут либо вверх по отвесной стене, либо вниз по спирали. 

И ведет нас еще дальше, еще дольше? Все не так, как раньше, лед все тоньше. 
Нас все меньше и хоть это тяжко, выживает сильнейший, но побеждает неваляшка. 

Неваляшка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий