воскресенье, 4 августа 2013 г.

- Я хочу, чтобы ты ушёл.
- Отлично - он стремительно пересёк гостиную и скрывшись в коридоре, яростно хлопнул дверью, и хотя его не было видно, дверь закрылась как-бы совсем перед носом, и она инстинктивно втянула голову.
- Отлично- эхом отозвалась она и, протянув руку к двери зала, хлопнула ею так же зло, как если бы давала в этот момент пощёчину. Она знала, что хорошо смеётся лишь последний, и ей казалось, что у дверных хлопков такое же негласное правило. Уходил он, но это она его прогнала.

Она прислушалась, но лифт не ехал, и по лестнице никто не спускался. Она опасливо выглянула одной лишь головой в коридор. Он сидел, уставившись на неё, подпирая сутулой спиной стену:
- Нет, не хочешь - произнёс он отчётливо, уверенно и без тени улыбки. Она спрятала голову за дверью гостиной, словно слова его были пулями вражеских захватчиков. Она резко повернулась отвернулась от двери, и её спина заскользила вдоль неё вниз, пока Она не приняла идентичную Ему позу:
- Нет, не хочу - эхом отозвалась она и принялась разглядывать свои руки.
- Я люблю тебя - услышала она совсем близко, сзади неё опрометчиво обронённые слова. Она не обернулась. Что-то тяжёлое опустилось на пол по ту сторону двери. Что-то тяжёлое тяжело дышало. Она перевела взгляд на окно без штор и, прищурившись, поглядела на небо, задержав дыхание. Через секунду, а может нет, она громко выдохнула, словно всплыла с самого дна:
- Не надо. Давай договоримся. Я дам тебе сказать эти слова всего один раз, один единственный раз, так что вложи в них всю душу и убедись, что ты действительно чувствуешь то, что произносишь - В воздухе повисла тишина, прожужжала муха - А потом ты сможешь их забрать. Да. Я дам забрать тебе эти слова, и ничего не скажу в ответ, я просто отпущу тебя и отдам эти слова, словно они никогда мне не принадлежали. Но лишь однажды. Ты никогда не сможешь сказать их снова, если уйдёшь.
На стык линолеума гостиной и коридора вывалилась рука ладонью к верху. Она встала на четвереньки и выглянула в коридор, оказавшись в 20 см от самого дорого на свете лица и, проигнорировав самую дорогую на свете ладонь, пододвинула ноги, сев на корточки.
Она поцеловала его промеж бровей, в кончик носа, чмокнула в губы и улеглась на спину, головой оказавшись прямо напротив его ног. Она смотрела на его босые ступни: он не собирался уходить, даже не думал.
- Нет, не хочу - её слова отливали жемчужно-серыми тучами. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий